Обмен учебными материалами


Великому и знаменитому Жоффруа де Сент-Илеру[5] в знак восхищения его 2 страница



тем никто не мог постигнуть ни род его занятий, ни образ мыслей. Поставив,

как преграду, между другими и собой показное добродушие, всегдашнюю

любезность и веселый нрав, он временами давал почувствовать страшную силу

своего характера. Нередко разражался он сатирой, достойной Ювенала[18], где,

казалось, с удовольствием осмеивал законы, бичевал высшее общество, уличал

во внутренней непоследовательности, а это позволяло думать, что в

собственной его душе живет злая обида на общественный порядок и в недрах его

жизни старательно запрятана большая тайна.

Мадмуазель Тайфер делила свои украдчивые взгляды и потаенные думы между

этим сорокалетним мужчиной и молодым студентом, по влечению, быть может

безотчетному, к силе одного и красоте другого, но, видимо, ни тот и ни

другой не думали о ней, хотя простая игра случая могла бы не сегодня завтра

изменить положение Викторины и превратить ее в богатую невесту. Впрочем,

среди всех этих личностей никто не давал себе труда проверить, сколько

правды и сколько вымысла заключалось в тех несчастьях, на которые ссылался

кто-либо из них. Все питали друг к другу равнодушие с примесью недоверия,

вызванного собственным положением каждого в отдельности. Все сознавали свое

бессилие облегчить удручавшие их горести и, обменявшись рассказами о них,

исчерпали чашу сострадания. Как застарелым супругам, им уже не о чем было

говорить. Таким образом, их отношения сводились только к внешней связи, к

движению ничем не смазанных колес. Любой из них пройдет на улице мимо

слепого нищего не обернувшись, без волнения прослушает рассказ о чьем-нибудь

несчастье, а в смерти ближнего увидит лишь разрешение проблемы нищеты,

которая и породила их равнодушие к самой ужасной агонии. Среди таких

опустошенных душ счастливее всех была вдова Воке, царившая в этом частном

странноприимном доме. Маленький садик, безлюдный в мороз, в зной и в

слякоть, становившийся тогда пустынным, словно степь, ей одной казался

веселой рощицей. Для нее одной имел прелесть этот желтый мрачный дом,

пропахший, как прилавок, дешевой краской. Эти камеры принадлежали ей. Она

кормила этих каторжников, присужденных к вечной каторге, и держала их в

почтительном повиновении. Где еще в Париже нашли бы эти горемыки за такую

цену сытную пищу и пристанище, которое в их воле было сделать если не

изящным или удобным, то по крайней мере чистым и не вредным для здоровья?

Позволь себе г-жа Воке вопиющую несправедливость - жертва снесет ее без

ропота.

В подобном соединении людей должны проявляться все составные части

человеческого общества, - они и проявлялись в малом виде. Как в школах, как

в разных кружках, и здесь, меж восемнадцати нахлебников, оказалось убогое,

отверженное существо, козел отпущения, на которого градом сыпались насмешки.

В начале второго года как раз эта фигура выступила перед Эженом Растиньяком

на самый первый план изо всех, с кем ему было суждено прожить не менее двух

лет. Таким посмешищем стал бывший вермишельщик, папаша Горио, а между тем и

живописец и повествователь сосредоточили бы на его лице все освещение в

своей картине. Откуда же взялось это чуть ли не злобное пренебрежение, это

презрительное гонение, постигшее старейшего жильца, это неуважение к чужой

беде? Не сам ли он дал повод, не было ли в нем странностей или смешных

привычек, которые прощаются людьми труднее, чем пороки? Все эти вопросы

тесно связаны со множеством общественных несправедливостей. Быть может,

человеку по природе свойственно испытывать терпение тех, кто сносит все из

простой покорности, или по безразличию, или по слабости. Разве мы не любим

Загрузка...

показывать свою силу на ком угодно и на чем угодно? Даже такое тщедушное

созданье, как уличный мальчишка, и тот звонит, когда стоят морозы, во все

звонки входных дверей или взбирается на еще неиспачканный памятник и пишет

на нем свое имя.

Папаша Горио, старик лет шестидесяти девяти, поселился у г-жи Воке в

1813 году, когда отошел от дел. Первоначально он снял квартиру, позднее

занятую г-жой Кутюр, и вносил тысячу двести франков за полный пансион,

словно платить на сто франков больше или меньше было для него безделицей.

Г-жа Воке подновила три комнаты этой квартиры, получив от Горио вперед

некоторую сумму для покрытия расходов, будто бы произведенных на дрянную

обстановку и отделку: на желтые коленкоровые занавески, лакированные, обитые

трипом кресла, на кое-какую подмазку клеевой краской и обои, отвергнутые

даже кабаками городских предместий. Быть может, именно потому, что папаша

Горио, в ту пору именуемый почтительно господин Горио, поймался на эту

удочку, проявив такую легкомысленную щедрость, на него стали смотреть, как

на дурака, ничего не смыслящего в практических делах. Горио привез с собой

хороший запас платья, великолепный подбор вещей, входящих в обиход богатого

купца, который бросил торговать, но не отказывает себе ни в чем. Вдова Воке

залюбовалась на полторы дюжины рубашек из полуголландского полотна, особенно

приметных своей добротностью благодаря тому, что вермишельщик закалывал их

мягкое жабо двумя булавками, соединенными цепочкой, а в каждую булавку был

вправлен крупный бриллиант. Обычно он одевался в василькового цвета фрак,

ежедневно менял пикейный белый жилет, под которым колыхалось выпуклое

грушевидное брюшко, шевеля золотую массивную цепочку с брелоками. В

табакерку, тоже золотую, был вделан медальон, где хранились чьи-то волосы, и

это придавало Горио вид человека, повинного в любовных похождениях. Когда

хозяйка обозвала его "старым волокитой", на его губах мелькнула веселая

улыбка мещанина, польщенного в своей страстишке. Его "шкапики" (так

выражался он по-простецки) были полны столовым серебром. У вдовы глаза так и

горели, когда она любезно помогала ему распаковывать и размещать серебряные

с позолотой ложки для рагу и для разливания супа, судки, приборы, соусники,

блюда, сервизы для завтрака, - словом, вещи более или менее красивые,

достаточно увесистые, с которыми он не хотел расстаться. Эти подарки

напоминали ему о торжественных событиях его семейной жизни.

- Вот, - сказал он г-же Воке, вынимая блюдо и большую чашку с крышкой в

виде двух целующихся горлинок, - это первый подарок моей жены в годовщину

нашей свадьбы. Бедняжка! Она истратила на это все свои девичьи сбережения. И

я, сударыня, скорее соглашусь рыть собственными ногтями землю, чем

расстаться с этим. Благодаря бога, я в остаток дней своих еще попью утром

кофейку из этой чашки. Жаловаться мне не приходится, у меня есть кусок

хлеба, и надолго.

В довершение всего г-жа Воке заметила своим сорочьим глазом облигации

государственного казначейства, которые, по приблизительным расчетам, могли

давать этому замечательному Горио тысяч восемь--десять дохода в год. С того

дня вдова Воке, в девицах де Конфлан, уже достигшая сорока восьми лет от

роду, но признававшая из них только тридцать девять, составила свой план.

Несмотря на то, что внутренние углы век у Горио вывернулись, распухли и

слезились, так что ему довольно часто приходилось их вытирать, она находила

его наружность приятной и вполне приличной. К тому же его мясистые, выпуклые

икры и длинный широкий нос предвещали такие скрытые достоинства, которыми

вдова, как видно, очень дорожила, да их вдобавок подтверждало лунообразное,

наивно простоватое лицо папаши Горио. Он представлялся ей крепышом,

способным вложить всю душу в чувство. Волосы его, расчесанные на два

"крылышка" и с самого утра напудренные парикмахером Политехнической школы,

приходившим на дом, вырисовывались пятью фестонами на низком лбу, красиво

окаймляя его лицо. Правда, он был слегка мужиковат, но так подтянут, так

обильно брал табак из табакерки и нюхал с такой уверенностью в возможность и

впредь сколько угодно наполнять ее макубой[21], что в день переезда Горио,

вечером, когда Воке улеглась в постель, она, как куропатка, обернутая

шпиком, румянилась на огне желанья проститься с саваном Воке и возродиться

женою Горио. Выйти замуж, продать пансион, пойди рука об руку с этим лучшим

представителем заточного мещанства, стать именитой дамой в своем квартале,

собирать пожертвования на бедных, выезжать по воскресеньям в Шуази, Суази и

Жантильи; ходить в театр, когда захочешь, брать ложу, а не дожидаться

контрамарок, даримых кое-кем из пансионеров в июле месяце, - все это

Эльдорадо[21] парижских пошленьких семейных жизней стало ее мечтой. Она не

поверяла никому, что у нее есть сорок тысяч франков, накопленных по грошу.

Разумеется, в смысле состояния она себя считала приличной партией.

"А в остальном я вполне стою старикана", - подумала она и повернулась

на другой бок, будто удостоверяясь в наличии своих прелестей, оставлявших

глубокий отпечаток на перине, как в этом убеждалась по утрам толстуха

Сильвия.

С этого дня в течение трех месяцев вдова Воке пользовалась услугами

парикмахера г-на Горио и сделала кое-какие затраты на туалет, оправдывая их

тем, что ведь нужно придать дому достойный вид, в соответствии с почтенными

особами, посещавшими пансион. Она всячески старалась изменить состав

пансионеров и всюду трезвонила о своем намерении пускать отныне лишь людей,

отменных во всех смыслах. Стоило постороннему лицу явиться к ней, она сейчас

же начинала похваляться, что г-н Горио - один из самых именитых и уважаемых

купцов во всем Париже, а вот оказал ей предпочтение. Г-жа Воке

распространила специальные проспекты, где в заголовке значилось: "ДОМ ВОКЕ".

И дальше говорилось, что "это самый старинный и самый уважаемый семейный

пансион Латинского квартала, из пансиона открывается наиприятнейший вид (с

четвертого этажа!) на долину Гобеленовой мануфактуры, есть миленький сад, а

в конце его простирается липовая аллея". Упоминалось об уединенности и

хорошем воздухе. Этот проспект привел к ней графиню де л'Амбермениль,

женщину тридцати шести лет, ждавшую окончания дела о пенсии, которая ей

полагалась как вдове генерала, павшего на полях битвы. Г-жа Воке улучшила

свой стол, почти шесть месяцев отапливала общие комнаты и столь

добросовестно сдержала обещания проспекта, что доложила еще своих. В

результате графиня, называя г-жу Воке дорогим другом, обедала переманить к

ней из квартала Марэ баронессу де Вомерланд и вдову полковника графа

Пикуазо, двух своих приятельниц, доживавших срок в пансионе более дорогом,

чем "Дом Воке". Впрочем, эти дамы будут иметь большой достаток, когда

военные канцелярии закончат их дела.

- Но канцелярии все тянут без конца, - говорила она.

После обеда обе вдовы уединялись в комнате самой Воке, занимались там

болтовней, попивая черносмородинную наливку и вкушая лакомства,

предназначенные только для хозяйки. Графиня де л'Амбермениль очень одобряла

виды хозяйки на Горио, виды отличные, о которых, кстати сказать, она

догадалась с первого же дня, и находила, что Горио - мужчина первый сорт.

- Ах, дорогая! - говорила ей вдова Воке. - Этот мужчина свеж, как

яблочко, прекрасно сохранился и еще способен доставить женщине много

приятного.

Графиня великодушно дала кое-какие указания г-же Воке по поводу ее

наряда, несоответствовавшего притязаниям вдовы.

- Надо вас привести в боевую готовность, - сказала она ей.

После долгих вычислений обе вдовы отправились в Пале-Рояль и в

Деревянной галлерее купили шляпку с перьями и чепчик. Графиня увлекла свою

подругу в магазин "Маленькая Жената", где они выбрали платье и шарф. Когда

это боевое снаряжение пустили в дело и вдовушка явилась во всеоружии, она

была поразительно похожа на вывеску "Беф а ля мод"[23]. Тем не менее сама

она нашла в себе такую выгодную перемену, что сочла себя обязанной графине и

преподнесла ей шляпку в двадцать франков, хотя и не отличалась тароватостью.

Правду говоря, она рассчитывала потребовать от графини одной услуги, а

именно - выспросить Горио и показать ее, Воке, в хорошем свете. Графиня де

л'Амбермениль весьма по-дружески взялась за это дело, начала обхаживать

старого вермишельщика и, наконец, добилась беседы с ним; но в этом деле она

руководилась желаньем соблазнить вермишельщика лично для себя; когда же все

покушения ее натолкнулись на застенчивость, если не сказать - отпор, папаши

Горио, графиня возмутилась неотесанностью старика и вышла.

- Ангел мой, от такого человека вам ничем не поживиться! - сказала она

своей подруге. - Он недоверчив до смешного; это дурак, скотина, скряга, и,

кроме неприятности, ждать от него нечего.

Между графиней де л'Амбермениль и г-ном Горио произошло нечто такое,

после чего графиня не пожелала даже оставаться с ним под одной кровлей. На

другой же день она уехала, забыв при этом уплатить за полгода своего

пребывания в пансионе и оставив после себя хлам, оцененный в пять франков.

Как ни ретиво взялась за розыски г-жа Воке, ей не удалось получить в Париже

никакой справки о графине де л'Амбермениль. Она часто вспоминала об этом

печальном происшествии, плакалась на свою чрезмерную доверчивость, хотя была

недоверчивее кошки; но в этом отношении г-жа Воке имела сходство со многими

людьми, которые не доверяют своим близким и отдаются в руки первого

встречного, - странное психологическое явление, но оно факт, и его корни

нетрудно отыскать в самой человеческой душе. Быть может, некоторые люди не в

состоянии ничем снискать расположение тех, с кем они живут, и, обнаружив

перед ними всю пустоту своей души, чувствуют, что окружающие втайне выносят

им заслуженно суровый приговор; но в то же время такие люди испытывают

непреодолимую потребность слышать похвалы себе, - а как раз этого не слышно,

или же их снедает страстное желанье показать в себе достоинства, каких на

самом деле у них нет, и ради этого они стремятся завоевать любовь или

уважение людей им посторонних, рискуя пасть когда-нибудь и в их глазах.

Наконец есть личности, своекорыстные по самой их природе: ни близким, ни

друзьям они не делают добра по той причине, что это только долг; а если они

оказывают услуги незнакомым, они тем самым поднимают себе цену; поэтому чем

ближе стоит к ним человек, тем меньше они его любят; чем дальше он от них,

тем больше их старанье услужить. И, несомненно, в г-же Воке соединились обе

эти натуры, по самому существу своему мелкие, лживые и гадкие.

- Будь я тогда здесь, - говаривал Вотрен, - с вами не приключилось бы

такой напасти. Я бы вывел эту пройдоху на свежую воду. Их штучки мне

знакомы.

Как все ограниченные люди, г-жа Воке обычно не выходила из круга самих

событий и не вдавалась в их причины. Свои ошибки она охотно валила на

других. Когда ее постиг этот убыток, то для нее первопричиной такого

злоключенья оказался честный вермишельщик; с той поры у нее, как говорила

она, раскрылись на него глаза. Уразумев всю тщету своих заигрываний и своих

затрат на благолепие, она без долгих дум нашла причину этой неудачи. Она

заметила, что Горио имел, по выражению ее, свои замашки. Словом, он показал

ей, что ее любовно лелеемые надежды покоились на химерической основе и от

такого человека ей ничем не поживиться, как энергично выразилась графиня,

видимо знаток в этих делах. В своей неприязни г-жа Воке, конечно, зашла

гораздо далее, чем в дружбе. Сила ее ненависти соответствовала не былой

любви, а обманутой надежде. Человеческое сердце делает передышки при подъеме

на высоты добрых чувств, но на крутом уклоне злобных чувств задерживается

редко. Однако Горио был все-таки ее жильцом, а следовательно, вдвое пришлось

тушить вспышки оскорбленного самолюбия, сдерживать вздохи, вызванные таким

разочарованием, и подавлять жажду мести, подобно монаху, который вынужден

терпеть обиды от игумена. Души мелкие достигают удовлетворения своих чувств,

дурных или хороших, бесконечным рядом мелочных поступков. Вдова, пустив в

ход все женское коварство, стала изобретать тайные гонения на свою жертву.

Для начала она урезала все лишнее, что было ею введено в общий стол.

- Никаких корнишонов, никаких анчоусов: от них один убыток! - объявила

она Сильвии в то утро, когда решила вернуться к прежней своей программе.

Господин Горио был человек скромных потребностей, и скопидомство,

неизбежное для тех, кто сам создает себе богатство, вошло у него уже в

привычку. Суп, вареная говядина, какое-нибудь блюдо из овощей всегда были и

остались излюбленным его обедом. Поэтому задача извести такого нахлебника,

ущемляя его вкусы, оказалась нелегким делом для г-жи Воке. В отчаянии, что

ей пришлось столкнуться с неуязвимым человеком, она стала выказывать

неуважение к нему, тем самым внушая свою неприязнь к Горио другим

пансионерам, а те ради забавы способствовали ее месте.

К концу первого года вдова дошла до такой степени подозрительности, что

задавала себе вопрос: отчего этот купец, при его доходе в семь-восемь тысяч

ливров, с его превосходным столовым серебром и красивыми, как у содержанки,

драгоценностями, все-таки жил у нее и, несоразмерно с состоянием, так скупо

тратился на свой пансион? В течение большей части первого года Горио

нередко, раз или два в неделю, обедал в другом месте, затем мало-помалу стал

обедать вне пансиона только два раза в месяц. Отлучки г-на Горио удачно

совпадали с выгодами г-жи Воке, а когда жилец начал все чаще и чаще обедать

дома, такая исправность не могла не вызвать неудовольствия хозяйки. Эти

перемены были приписаны не только денежному оскудению Горио, но и его

желанию насолить своей хозяйке. Гнуснейшая привычка карликовых умов -

приписывать свое духовное убожество другим. К несчастью, к концу второго

года Горио оправдал все пересуды в отношении себя, попросив г-жу Воке

перевести его на третий этаж и сбавить плату за пансион до девятисот

франков. Ему пришлось так строго экономить, что он перестал топить зимою.

Вдова Воке потребовала, чтобы ей было заплачено вперед, на что и получила

согласие г-на Горио, которого все же с той поры стала звать "папаша Горио".

О причинах этого падения строили догадки все кому не лень. Дело

трудное. Как говорила лжеграфиня, папаша Горио был скрытен, себе на уме. По

логике людей пустоголовых, всегда болтливых, потому что, кроме пустяков, им

нечего сказать, всякий, кто не болтает о своих делах, очевидно, занимается

зловредными делами. Так "именитый купец" превратился в мазурика, а

"волокита" - в старого шута. Папаша Горио то оказывался человеком, который

забегал на биржу и там, по энергичному выражению финансового языка,

пощипывал на ренте, после того, как разорился на большой игре, - такова была

версия Вотрена, поселившегося тогда в "Доме Воке"; а то он был одним из

мелких игроков, что каждый вечер ставят на счастье и выигрывают франков

десять. То из него делали шпиона тайной полиции, - но, по уверению Вотрена,

Горио был недостаточно хитер, чтобы достигнуть этого. Кроме того, папаша

Горио был также скрягой, ссужившим под высокие проценты на короткий срок, и

лотерейным игроком, игравшим на "сквозной" номер. Он превращался в какое-то

весьма таинственное порождение бесчестья, немощи, порока. Однакоже, как ни

были гнусны его пороки или поведение, неприязнь к нему не доходила до того,

чтобы иго изгнать: за пансион-то он платил. К тому же от него была и польза:

каждый, высмеивая или задирая его, изливал свое хорошее или дурное

настроение.

Мнение г-жи Воке казалось наиболее правдоподобным и получило общее

признание. По ее словам, этот "хорошо сохранившийся и свежий, как яблочко,

мужчина, еще способный доставить женщине много приятного", был

просто-напросто распутник со странными наклонностями. И вот какими фактами

обосновала г-жа Воке эту клевету.

Несколько месяцев спустя после отъезда разорительной графини, сумевшей

просуществовать полгода за счет хозяйки, г-жа Воке однажды утром, еще не

встав с постели, услышала на лестнице шуршанье шелкового платья и легкие

шаги молодой, изящной женщины, проскользнувшей к Горио в заранее

растворенную дверь. Толстуха Сильвия сейчас же пришла сказать своей хозяйке,

что некая девица, чересчур красивая, чтобы быть честной, одетая, как

божество, в прюнелевых ботинках, совсем не запыленных, скользнула, точно

угорь, с улицы к ней на кухню и спросила, где квартирует господин Горио.

Вдова Воке вместе с кухаркой стали подслушивать и уловили кое-какие нежные

слова, сказанные во время этого довольно продолжительного посещения. Когда

же г-н Горио вышел проводить свою даму, толстуха Сильвия надела на руку

корзинку, как будто бы отправилась на рынок, и пошла следом за любовной

парочкой.

- Сударыня, - сказала она вернувшись, - а, надо быть, господин Горио

богат чертовски, коли ничего не жалеет для своих красоток. Верите ли, на

углу Эстрапады[27] стоял роскошный экипаж, и в этот экипаж села она!

Во время обеда г-жа Воке пошла задернуть занавеску, чтобы папаше Горио

солнце не било в глаза.

- Господин Горио, вас любят красотки, - смотрите, как солнышко с вами

играет. Чорт возьми, у вас есть вкус, она прехорошенькая, - сказала вдова,

намекая на его гостью.

- Это моя дочь, - ответил Горио с гордостью, которую нахлебники сочли

просто самодовольством старика, соблюдавшего внешние приличия.

Спустя месяц со времени первого визита к Горио - последовал второй. Его

дочь, которая была у него первый раз в простом утреннем платье, теперь

явилась после обеда, в выездном наряде. Нахлебники, болтавшие в гостиной,

имели случай полюбоваться на красивую, изящную блондинку с тонкой талией,

слишком изысканную для дочери какого-то папаши Горио.

- Да их две! - заявила, не узнав ее, толстуха Сильвия.

Через несколько дней другая девица, высокая, хорошо сложенная брюнетка

с живым взглядом, спросила г-на Горио.

- Да их три! - воскликнула Сильвия.

Вторая дочь навестила отца тоже утром, а несколько дней спустя приехала

вечером в карете, одетая в бальный туалет.

- Целых четыре! - воскликнули г-жа Воке с толстухой Сильвией, не

заметив в этой важной даме никакого сходства с просто одетой девицей,

приходившей в первый раз утром.

Горио еще платил тогда за пансион тысячу двести франков. Г-жа Воке

находила вполне естественным, что у богатого мужчины четыре или пять

любовниц, а в его стремлении выдать их за своих дочерей усматривала даже

большое хитроумие. Она нисколько не была в претензии, что он их принимал в

"Доме Воке". Но так как этими посещениями объяснялось равнодушие пансионера

к ее особе, вдова позволила себе в начале второго года дать ему кличку

"старый кот". Когда же Горио скатился до девятисот франков, она, увидя одну

из этих дам, сходившую с лестницы, спросила его очень нагло, во что он

собирается превратить ее дом. Папаша Горио ответил, что эта дама его старшая

дочь.

- Так у вас дочерей-то целых три дюжины, что ли? - съязвила г-жа Воке.

- Только две дочери, - ответил ей жилец смиренно, как человек

разорившийся, дошедший до полной покорности из-за нужды.

К концу третьего года папаша Горио еще больше сократил свои траты,

перейдя на четвертый этаж и ограничив расход на свое содержание сорока пятью

франками в месяц. Он бросил нюхать табак, расстался с парикмахером и

перестал пудрить волосы. Когда папаша Горио впервые явился ненапудренным,

хозяйка ахнула от изумления, увидев цвет его волос - грязно-серый с зеленым

оттенком. Его физиономия, становясь под гнетом тайных горестей день ото дня

все печальнее, казалась самой удрученной из всех физиономий, красовавшихся

за обеденным столом. Не оставалось никаких сомнений: папаша Горио - это

старый распутник, только благодаря искусству врачей сохранивший свои глаза

от коварного действия лекарств, неизбежных при его болезнях, а противный

цвет его волос - следствие любовных излишеств и тех снадобий, которые он

принимал, чтобы продлить эти излишества. Физическое и душевное состояние

бедняги, казалось оправдывало этот вздор. Когда у Горио сносилось красивое

белье, он заменил его бельем из коленкора, купленного по четырнадцать су за

локоть. Бриллианты, золотая табакерка, цепочка, драгоценности - все ушло

одно вслед за другим. Он расстался с васильковым фраком, со всем своим

парадом и стал носить зимой и летом сюртук из грубого сукна коричневого

цвета, жилет из козьей шерсти и серые штаны из толстого буксина. Горио все

худел и худел; икры опали, лицо, расплывшееся в довольстве мещанского

благополучия, необычайно сморщилось, челюсти резко обозначились, на лбу

залегли складки. К концу четвертого года житья на улице Нев-Сент-Женевьев он

стал сам на себя непохож. Милый вермишельщик шестидесяти двух лет, на вид не

больше сорока, высокий, полный буржуа, моложавый до нелепости, с какой-то

юною улыбкою на лице, радовавший прохожих своим веселым видом, теперь глядел

семидесятилетним стариком, тупым, дрожащим, бледным. Сколько жизни светилось

в голубых его глазах! - теперь они потухли, выцвели, стали серо-железного

оттенка и больше не слезились, а красная закраина их век как будто сочилась

кровью. Одним внушал он омерзение, другим - жалость. Юные студенты-медики,

заметив, что нижняя губа у него отвисла, и смерив его лицевой угол, долго

старались растормошить папашу Горио, но безуспешно, после чего определили,

что он страдает кретинизмом.

Как то вечером, по окончании обеда, когда вдова Воке насмешливо

спросила Горио: "Что ж это ваши дочки перестали навещать вас?" - ставя этим

под сомнение его отцовство, папаша Горио вздрогнул так, словно хозяйка

кольнула его железным острием.

- Иногда они заходят, - ответил он взволнованным голосом.

- Ах, вот как! Иногда вы их еще видаете? - воскликнули студенты. -

Браво, папаша Горио!

Старик уже не слышал насмешек, вызванных его ответом: он снова впал в

задумчивость, а те, кто наблюдал его поверхностно, считали ее старческим

отупением, говоря, что он выжил из ума. Если бы они знали Горио близко, то,

может быть, вопрос о состоянии его, душевном и физическом, заинтересовал бы

их, хотя для них он был почти неразрешим. Навести справки о том, занимался

ли Горио в действительности торговлей мучным товаром и каковы были размеры

его богатства, конечно, не представляло затруднений, но люди старые, чье

любопытство он мог бы пробудить, не выходили за пределы своего квартала и

жили в пансионе, как устрицы, приросшие к своей скале. Что же касается до

остальных, то стоило им выйти с улицы Нев-Сент-Женевьев, и сейчас же

стремительность парижской жизни уносила воспоминанье о бедном старике,

предмете их глумлений. В понятии беспечных юношей и этих ограниченных людей

такая горькая нужда, такое тупоумие папаши Горио не вязались ни с каким

богатством, ни с какой дееспособностью. О женщинах, которых он выдавал за

своих дочерей, каждый держался мнения г-жи Воке, которая с непререкаемой

логикой старух, привыкших в часы вечерней болтовни судачить о чем угодно,

говорила:

- Будь у папаши Горио дочери так же богаты, как были с виду дамы,

приходившие к нему, разве стал бы он жить у меня в доме, на четвертом этаже,

за сорок пять франков в месяц и ходить как нищий?

Подобных доводов ничем не опровергнешь. Таким образом, в конце ноября

1819 года, когда разыгралась эта драма, любой нахлебник в пансионе имел

вполне установившееся мнение о бедном старике. Никакой жены, никаких дочерей

у него никогда не было; злоупотребление удовольствиями превратило его в

улитку, в человекообразного моллюска из отряда фуражконосных, как выразился


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная